Приметы для беременных«Беременной перед родами стричь волосы нельзя: ребенок может родиться мертвым»
— в волосах сокрыта жизненная сила человека. С волосами связано большое количество запретов. Ребенка до года не рекомендуется даже причесывать, не только стричь (лишь при крещении выстригалась прядка волос, для закладывания в воск). Так что есть все основания доверять этому поверью.

«Нельзя зарисовывать облик беременной (а значит, и фотографироваться): ребенок может родиться мертвым» — это суеверие. Появилось оно под влиянием «эффекта двойников»: мол, если ребенок запечатлен еще до рождения, значит, его развитие остановилось.

«Беременной нельзя смотреть на страшных зверей и уродцев: ребенок уродом будет»
— находясь еще в материнской утробе, ребенок реагирует на звуки, свет, на эмоциональное состояние матери. Поэтому будущим мамам рекомендуется смотреть на что-либо красивое, приятное, чтобы испытывать положительные эмоции. Стрессовое состояние матери может ему передаться и оказать неблаготворное воздействие.

«Беременная не должна переступать через земляные плоды (свеклу, картофель и т.д.) может случиться выкидыш» — ключевое слово в данном случае — «земля». В землю закапывают умерших, следовательно, если переступишь через плод земли, не уважишь его — и земля твой плод не уважит, в себя возьмет. Особых оснований доверять этой примете нет, но и следовать ей не так трудно.

«Беременная не должна ничего шить, резать и латать, особенно во время Святок и Семицкую неделю, не то у ребенка либо «заплата» на щеке будет (родимое пятно), либо ему путь в этот мир будет «зашит» — здесь речь идет об острых предметах — ноже, ножницах, иголке. Если, не дай Бог, беременная уколется или поранится, она, естественно, испытает чувство испуга, а это сказывается на состоянии ребенка. Не исключена и связь между кожей матери и кожей ребенка.

«В сорочке родился — счастливый» — имеется в виду маточная «сорочка». Если после родов она оказалась неповрежденной, то это свидетельство счастливой судьбы новорожденного.

«Нельзя беременной есть плоды-двойчатки и яйца с двумя желтками: двойнята родятся»- примитивная примета, основанная на том, что рождение близнецов приносит несчастье.

«Утонет в купели воск с волосами младенца — значит, ребенок вскоре умрет» — поверье, в сущности, успокоительное, поскольку удельный вес воска меньше удельного веса воды. Следовательно, воску трудно потонуть. Разве что волосы содержат какой-то тяжелый элемент, свидетельствующий о болезни.

«Пустую колыбель нельзя качать» — если качаешь колыбель, то она уже, получается, занята и места будущему ребенку в ней нет.

«По пятницам беременной волосы расчесывать нельзя» — поверье связано с именем Параскевы Пятницы, которую этим можно обидеть, и тогда она во время родом не придет на помощь.

«Сама беременная не должна ребенку приданое готовить, не то он мертвым родится»
— частично это можно объяснить верой в «двойников». Мол, если одежда уже готова, то и ребенок уже должен быть в ней. Но не менее реально и другое пояснение: беременной и так трудно, а тут еще надо заниматься приданым — шить, выбирать. Приданое готовить можно и нужно, но заниматься этим должен кто-нибудь из членов семьи.

«Не надо подбрасывать ребенка после заката солнца: он будет плохо спать» – здесь имеется в виду, что не надо разыгрывать ребенка перед сном, так как, разыгравшись, он будет плохо засыпать.

«Не надо малых детей целовать: немыми могут стать» — это объясняется тем, что взрослый своими губами может «забрать», «зацеловать» первое слово младенца. Суть же поверья — в соблюдении правил гигиены.

«Нельзя сушить детскую одежду во дворе ночью» — поверье связано с тем, что ночью буйствует нечистая сила, и через одежду может быть наведена порча. С другой стороны, одежду могут просто украсть, так что поверье имеет все основания, чтобы ему следовать.

«Беременная не должна есть тайком: ребенок родится пугливым или вором» — эта примета направлена на защиту беременных: еда тайком, в темноте, на ходу и не полезна и может привести к внезапному испугу. Посредством приметы пытались влиять и на отношение мужа к беременной: ее повышенный аппетит надо воспринимать доброжелательно.

«О дне и часе родов нельзя говорить» — это пытаются скрывать даже от родственников, сообщая им уже о свершившемся факте. В это время нередко специально отвлекают домочадцев и соседей, найдя им какую-то работу. Основную роль играет в данном случае боязнь сглаза.

«Беременная не должна сидеть на пороге». Здесь учитываются магические свойства порога, как границы между двумя мирами — внешним, чужим и внутренним, своим. Нельзя сидеть на пороге и потому, что в древности под порогом хоронили умерших некрещеных младенцев — чтобы каждый, кто через порог переступит, «крестил» его. Кроме этого, сидеть на пороге — не самая удобная поза для беременной, а иногда и опасная, а во-вторых, порог — место сквозняков.

«Через полено шагать — тяжело рожать» — здесь речь идет, скорее всего, только об осторожности во время беременности. Делать широкие шаги противопоказано при беременности.

«Легкие три месяца беременности — мальчик родится, тяжелые — девочка». «Левой ногой вперед беременная выступает — мальчик родится, правой — девочка» — эти приметы следует принять в качестве опытного наблюдения, но пол будущего ребенка проще определить при помощи ультразвуковой диагностики.

«Беременную женщину встретить — к удаче, во сне увидеть — к успеху» — поверье основано на ассоциации беременной с плодородием, продолжением жизни. Считалось, что если она трижды ударит корову своим передником, та будет лучше телиться. Верили и в то, что уход за беременной женщиной излечивает от бесплодия.

«Нельзя при беременной ругаться: ребенок с родимым пятном родится» — это не поверье, а именно примета. Врачи также рекомендуют беременным находиться подальше от шумных мест, резких звуков, нервных ситуаций. Все это отрицательно сказывается на ребенке.

«Если облить беременную женщину во время засухи водой, дождь пойдет» — вряд ли под этим суеверием есть какое-либо основание, кроме мистического, связывающего два понятия: беременную, как символ плодородия, и дождь, от которого зависит урожай. Поливайте на здоровье, если беременной это нравится.

«Если мальчик похож на мать, а девочка на отца — счастливыми будут».

«Чтобы ребенка не сглазили, первый раз его надо мыть в воде, забеленной материнским молоком» — с одной стороны, в данном случае выражается отношение к молоку как основной пище ребенка: желают, чтобы его было в изобилии. С другой стороны, забеленная молоком вода не только полезна для кожи, но и непрозрачна, что помогает уберечь младенца от сглаза, пусть даже и невольного.

«Отца новорожденного потчуют пересоленной кашей с перцем» — это скорее обычай или примета. Смысл обычая в том, чтобы мужчина понял, что жене было рожать «солоно и горько». Именно эти слова произносят, поднося ему ложку с кашей.

«До шести недель ребенка нельзя показывать посторонним — не то сглазят» — кроме реальной опасности сглаза, это связано еще и с подзабытым обрядом сорокового дня или воцерковления, ибо шесть недель — это сорок два дня.

«Обучать детей грамоте надо с Наумова дня» — день святого Наума — в декабре. Скорее всего, это не поверье, а лишь шутка, игра созвучий — «Наум» и «на ум».

«Только ребенок сделает первые шаги — матери надо между его ступнями ножом провести» — речь идет о воображаемых путах, которые надо разрезать, чтобы они не мешали в дальнейшем.

«Если ребенок долго не начинает самостоятельно ходить, надо между его ног положить веник — и прутья потом разбросать» — суеверие, построенное на мистических свойствах веника: связанный веник — связанные невидимыми путами ноги, разбросанные прутья — свободные шаги.

«Тот, кто родился в новолуние, будет жить долго и счастливо» — логично, если учесть влияние Луны на человека. На возрастающей Луне матери легче рожать, ребенку — появляться на свет. Полнота Луны трактуется как полнота жизни, долголетие.

«До крестин имя ребенка никому открывать нельзя» — этот запрет связан с боязнью сглаза. После обряда Крещения, когда у ребенка появляется Ангел-Хранитель, вероятность сглаза уменьшается. До 17 века на Руси существовал обычай давать ребенку, кроме официального имени еще и потаенное. На Западе обычай давать младенцу несколько имен, не все их разглашая, сохраняется до сих пор.

«На крестинах, когда пьют за здоровье новорожденного, одну рюмку надо вверх выплеснуть» — иногда кладут хлеб на самую высокую полку — чтобы новорожденный его съел, когда до этой полки дорастет. Выплескивая рюмку под потолок, иногда приговаривают: «Чтоб наш Ваня (Коля, Даша, Петя) так подпрыгивал!»

«Если за крестильным столом кто-нибудь оставит еду на тарелке, ребенок рябым вырастет» — это же говорят и подросшим детям: не доешь кашу — невеста рябая попадется. Дело тут в отношении к еде, которую не стоит выбрасывать.

«Нельзя ничего вешать над колыбелью — ребенок не уснет» — во время сна ребенка оберегает Ангел-Хранитель (в другое время он тоже находится рядом, за правым плечом). Развешивая что-либо над колыбелью можно закрыть младенца от него. Смысл в этом запрете: здоровому сну помогает свежий воздух, поэтому не следует ограничивать его доступ.

«Нельзя давать ребенку имя отца, брата, сестры, вообще кого-либо, кто уже носит это имя в том же доме» — играет роль свойство двойников — один из них должен умереть. Основывалось на том, что у каждого свой Ангел-Хранитель, в зависимости от имени, и если в одном доме два человека названы в его честь, то он не в состоянии уберечь каждого из них.

«Если в этом году родятся все больше девочки, то в течение года войны не будет» — примитивно-мистическое поверье, подразумевающее, что на войну идут только мужчины, и, следовательно, природа обеспечивает их постоянное число.

«До тех пор, пока ребенок не научится говорить, его нельзя кормить ни ухой, ни рыбой»
— прямая связь с тем, что рыбы не разговаривают, следовательно, и ребенок может остаться немым. Опасность рыбы для младенца заключается еще и в том, что она содержит много мелких и опасных костей.

«Нельзя стричь ребенка до года — вырастет бедным» — здесь использованы мистические свойства волос. К этому поверью добавлялось и другое — ногтей не стригут. Имеет смысл прислушаться, так как ногти и волосы находятся в сильной взаимосвязи с человеком.

«Нельзя детей от груди отнимать в дни памяти святых мучеников» — отнимать ребенка от груди в тот день, когда у мученика отняли жизнь, значит мистическим образом ассоциировать это в сознании со смертью, чего, естественно, не хочет ни одна мать.

«Если беременная в испуге схватится за лицо, у ребенка на лице родимое пятно будет».
Это же относится и к другим частям тела. Объясняется тем, что мать и ребенок — это единый организм.

«Проведывая роженицу, надо с собой хлеб приносить» — это обычай, а не примета. Здесь явлено отношение к хлебу как к основной пище и символу благополучия. Теперь этот обычай трансформировался в поднесение подарков и гостинцев.